December 9th, 2005

face

Щаз памру:

Продается "красивый прямой мобильный номер"

Собственник продаёт прямой мобильный номер
формата: 725-XY-XY
(две одинаковые последние пары.)

Начальная цена 4 000 $ (четыре тысячи долларов)
  • Current Music
    Depeche Mode - Playing The Angel - Precious (The First Remix
promo pavlix july 27, 2013 15:42 58
Buy for 100 tokens
Я как-то вообще не геймер - могу разве что в Bejeweled Blitz сыграть в фейсбуке. Ну или в китайский покер какой-нибудь. Но очевидно, что во всяческие World of Tanks, Tanki Online и прочие Prime World играют десятки миллионов человек во всем мире. Активным играм на свежем воздухе молодежь сегодня…
face

(no subject)

Темой январского номера одного из подшефных околоавтомобильных изданий объявлена почему-то "Современный мачо". Хотя, это ясно - в редакции работают исключительно девачки. Так вот - теперича в ближайшее время мне требуецо отыскать настоящего мачо для участии в легком тест-драйве. Странно, что мачо должен быть непременно с женой и детями (где ж я такого мачо возьму?). С точки зрения предмета тест-драйва это не странно ибо юзать будем минивэны. Собственно, исчу мачу! Один есть на примете, вот токмо согласиться ль?
  • Current Music
    De - Phazz - Desert D'amour
face

Вы знаете афтора?

Хто сие написал, вам известно ль?

Какой покой наступает, когда думаешь, что цвет детства – цвет колодезной воды, вкус детства – вяжущий вкус рябины, запах детства – запах грибов в ивовой корзине. Как делается в душе прозрачно и хорошо. Hо об этом почти никогда не думаешь. А говоришь еще реже. Потому что это никого не касается. Все равно что пересказывать сны... А они здесь удивительно раскрашены. Красок этих нет ни в сером небе, ни в бедной природе, ни в реденьком свете чего-то с неба поблескивающего. Hо не убогость дня рождает цвет под веками – много в мире убогих юдолей, длящихся и в снах. Hе красками, но мыслями о красках пропитано это место. Кто-то налил по горло в этот город ярчайшие сны. Я вижу, как идет по тротуару Среднего Hурия Рушановна. Она погружена в обычное свое дурацкое глубокомыслие. Вот достает она из сумки банан, гроздь которых я подарил ей по случаю татарского сабантуя, и неторопливо сама с собой рассуждает, немо шевеля губами, что Антон-де Павлович Чехов, не-дай-бог-пожалуй-чего-доброго, был германо-австрийским шпионом, ведь последними словами, которые произнес он перед смертью, были: "Ихь штербе" – "Я умираю". "Hет, – думает Hурия Рушановна, – фон Книппер-Чеховой не по зубам вербовать классика. Вероятно, Антона Павловича подменили двойником на Сахалине или по пути туда-обратно". Счетовод-товаровед удивляется прыти колбасников и, обходя лужу, словно невзначай роняет на асфальт у дома, где живет герой моего сна, банановую кожурку. Колготки на суховатых икрах Hурии Рушановны забрызганы капельками грязи. А вот дворник Курослепов – циник и полиглот. Он знает три основных европейских языка плюс португальский и латынь. Курослепов уверен, что лучшие слова, какие можно сказать о любви, звучат так: "Фомин пошел на улицу, а Софья Михайловна подошла к окну и стала смотреть на него. Фомин вышел на улицу и стал мочиться. А Софья Михайловна, увидев это, покраснела и сказала счастливо: "как птичка, как маленький"". Эти слова написаны на обоях его комнаты, над кроватью. Курослепов метет тротуар у дома, где живет герой моего сна, который еще не появился, который появится позже. Метла брызжет в прохожих жидкой грязью. Банановая кожурка не нравится дворнику, он сметает ее за поребрик, едва не налепив на замшевый ботинок спешащего господина. Подметая тротуар, Курослепов, разумеется, думает, что занимается не своим делом. Мысль весьма чреватая мышью, взращенная расхожим заблуждением, будто человек выползает в слизи и крови из мамы для какого-то своего дела. Hахальство-то какое... Метла и Курослепов исчезают, как кириллические юсы, куда-то за предел сознания, в архетип, в коллективное бессознательное, что ли, – не помню, что за чем. Они сделали свое дело. К тротуару мягко подкатывает девятая модель "Жигулей". За рулем сидит некто, при первом взгляде напоминающий колоду для – хрясь! – разделки туш, т.е. вещь грубую, но в своем роде важную. Однако если остановить здесь скольжение взгляда хотя бы до счета восемь, то на три колода станет шаловливо надутой предохранительной резинкой, на пять – выковырянным из колбасы кусочком жира, а к концу счета – соринкой в глазу, которую и не разглядеть вовсе, а надо просто смыть.

  • Current Music
    Igor Vdovin - St.Petersburg-Moscow-St.Petersburg
face

(no subject)

Питница, понимаешь ли, а я не пью. Работаю над собой, и наслаждаюсь чаем. Раздаются тревожные звонки из пивной «Пинта». Товарищи обеспокоены отсутствием главного выпивохи современности. Ну, бывает, чего уж там… 

Сижу, курю, и вспоминаю истории из жизни. Истории самого разного толка. Вот, скажем, работал со мной в некоей компании некий гражданин. Всё бы ничего, но жил тот товарищ совсем не в том городе, где работал. Жил он в древнем, никому не нужном городе Кунгур. Работал – в столице Пермского края. Чтобы ежедневно попадать на работу к девяти часам утра, он просыпался около трех-четырех, и летел в Пермь на первой электричке, рассекающей кромешную тьму своими фарами (ну, или чего там, у электричек на фасаде налеплено). Первая электричка завсегда набита такими же лузерами, битком набита. Все потому, что в городе Кунгур нет ни денег, ни работы. Бессмысленный городок. Даже нефти там, по-моему, не имеется. Только снег, который, как известно, товар сезонный. Вот они и ездят и ездят.

Вообще, вредно подолгу не пить. Хуйня всякая в голову вкрадывается, врезается подобно занозе, проникает другими путями. Но как-то раз я целый месяц вообще не пил и жив остался. И даже в здравом (относительно) уме.

  • Current Music
    Е.Гришковец и Бигуди - Город